Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Из поступившего на конкурс детской литературы "Заветная мечта".

« К этому времени (1957 год) в Малиновском ОРСе случилось чрезвычайное происшествие. Главный бухгалтер Проказников Эммануил Эмильевич собрал выпучку из магазинов (двадцать две тысячи рублей) и скрылся в неизвестном направлении. Его поймали через сутки в Нижнем Тагиле, в квартире у бабы. Главный бухгалтер лежал пьяный в доску на деревянной кровати. На полу, подложив себе под голову портфель главбуха, спала хозяйка квартиры.
Суд вынес справедливый приговор бухгалтеру: двенадцать лет изоляции от общества».

"Заветная мечта"

Заставляет задуматься о самоорганизации коллективного бессознательного. Всякий год возникает в текстах, поступивших на детскую премию, какая-то устойчивая, многократно повторяющаяся деталь. Не тема - этих-то штук пять повторяется до бесконечности - а именно деталь. Вот пару лет назад почему-то детские писатели, не договариваясь друг с другом предварительно, массово излагали про поебень-траву. В нынешнем же году засилие говорящих котов. Буквально они везде. И уже осатанели мне выше всякой меры. Встречая нового говорящего кота уже не задаешься вопросом, а какого, собственно, беса он мелет языком, и почему сочинитель даже не потрудился дать обоснование данному фэномэну. Вроде так и надо.

Детская литература.

Авторы, пишущие для детей (и, вроде бы. даже способные делать это довольно складно), почему-то слишком часто позволют себе считать, что адресация их сочинений детям способна оправдать все, что угодно. Только что изучал сочинение, в котором жуки ходят на четырех ногах и пользуются клешнями. Ну почему на четырех-то? Ну ходили бы на двух - и никаких претензий.  

Детская литература и поебень-трава

Существуют странные связи, какие не так-то и легко раскусить человеческому уму. Когда я встретил упоминаие поебень-травы в первой книжке. написанной вроде как и для детей и даже присланной на детскую премию, я отнес это на счет личных психических особенностей автора. Когда, в том же нынешнем сезоне, наткнулся на поебень-траву во второй раз, был несколько удивлен. Вчера, когда обнаружил опять-таки в книге с десткой премии подробный комментарий, разъясняющий, что поебень-трава - это ночная фиалка, Любка двулистная, экстаркт ее сильнейший стимулятор, издавна применялся "для побуждения прохладных особо к брачному союзу", а передозировка приводит к остановке дыхания -- тут уж хочешь не хочешь, приходится признать  таинственные нити, связавшие в нынешнем сезоне поебень-траву и книжки для детей среднего и старшего школьного возраста. Есть многое на свете, друг Горацио... 

(no subject)

Написал в Живой журнал осознанно провокационный пост по поводу высшей русской правды, русских производителей  и их способности к какой-либо созидательной деятельности и изготовлению работоспособных предметов. Получил прогнозируемую реакцию: облили говном и обозвали фашистом и клоуном. Особенно удивила меня реакция товарищей из Киева — что-то я не помню, чтобы кому-нибудь умудрился там столь сильно насолить.  Ну, хотелось, конечно, попровоцировать: не пишется мне, скучно, работы нет, пусть хоть бесы поскачут. С другой стороны, подлинная причина глубже. Я слишком отчетливо вижу опасную иррациональность нынешнего русского патриотизма-национализма, выросшего исключительно на обиде и, по сути, уравнивающего нас с такими же обиженными (но менее продажными и более расчетливыми) арабами, его готовность при малейшем благоприятном толчке опрокинуться в очередной цикл инфернального насилия. Возможно, я перегибаю палку, но пока что мои предчувствия  редко меня подводили: Россия готова снова взять и ударить сама себя в самое сердце. Уже стоят зомбированные ряды, мерно колотящие  в грудь и повторяющие, как оживляющую Голема магическую формулу, пустую фразу: «Я русский, и горжусь этим, я русский, я русский…». Как только кто-то подаст пример, и станет понятно: «можно, действительно можно...» — они двинутся, не разбирая дороги, под лозунгами, которые, как всегда, ничего не обозначают. Кстати говоря, в первых рядах будут даже не бритоголовые дуболомы, а активные участники Живого журнала. Мне просто хочется найти место, где можно поговорить, потому что сердце у меня, как ни крути,  болит и за эту страну (тем более, что, даже имей я такое желание, никуда мне отсюда не деться, не убежать)  и за тех ее подлинных людей, которых я имел честь  здесь встретить, которые составляют соль этой — российской — земли, будь их фамилия Иванов, Остапенко, Голденберг, Мозишвили или Арамян. За людей, которые, как правило, не имеют здесь вообще никакого общественного голоса, потому что ни одна из так называемых общественных организаций и ни одна из существующих ныне в России стихийных или навязанных идеологий не способна выразить интереса  человека, который  тихо, спокойно и самоотверженно делает свое дело — хранит музей, играет музыку, лечит больных, учит детей,  производит, наконец, хорошие, качественные вещи.  Поговорить прежде всего о том, какими путями замешанный на едва уже прикрытой тяге к насилию национализм (объект, в сущности, не важен, не дай Бог проверить на деле, но я уверен: началось с туркменских детей - закончится русскими, чем-то не угодившими другим русским, у которых сейчас в руках автоматы; собственно, где и когда это происходило иначе?) ушлые дяди превращают в манипулятор сознанием масс. И чего они хотят добиться — на мой взгляд, отбросить страну как можно дальше назад, заставив ее существовать в системе идей, решительным образом не соответствующих нынешней мировой реальности и не способных произвести из себя ровным счетом ничего ни в области политики, ни в области технологии,  ни в области культуры. И есть ли у нас еще надежда как-нибудь этого избежать. Я бы поговорил и о том, что такое вообще — русское, и хорошее и плохое, и что такое любовь к русскому, и чем мы за нее платим. Но вряд ли Живой журнал подходящее для этого место.