September 9th, 2005

А вот мысли приходят в голову при чтении Чорана.

Все «хорошие» герои Толкиена борются с историей и культурой. Вот Саурман ─ это типичный исторический и культурный деятель, почти Прометей. Он расчистил древний дремучий лес и на его месте запустил технологическое производство. Причем очень по-умному с современной точки зрения, по топ-менеджерски, поскольку работу сразу организовал под военный заказ ─ ведь у кого, кроме военных, есть достаточно средств и влияния, чтобы с первых шагов поставить дело на широкую ногу? Фродо же, Гэндалф и друзья ведут борьбу за то, чтобы ничего не происходило, чтобы все оставалось по-прежнему, чтобы могли продолжать прозябать в своем уютном Шире ничего не желающие, ни к чему не стремящиеся хоббиты.
Кстати, именно поэтому «Святые Лейбовицы» Уолтера Миллера, казалось бы почти балансирующие на грани между футурологическим романом и фэнтэзи (без магов и драконов, конечно ─ но там своего хватает), все же так далеки от последней. Дело не в том, что там не волшебная страна, а мир после атомной войны. Просто Миллер верит
( и отнюдь не восторженно), что история неизбежна.
Можно ли смотреть на «Властелина колец» как на первую (и очень важную) пост-историческую книгу?


Устал как собака. Книгу сдавал. Вроде ничего, красивая получается. Курил сигару за двадцать долларов (размера небольшого). Курил часа три назад. А вкус до сих пор во рту стоит. Классная сигара за двадцать долларов.