July 13th, 2005

(no subject)

«Я помню день, когда Волошин, Эренбург, Катя, Савинков и я решили пойти в гости к Пикассо. Если я не ошибаюсь, он жил на Монпарнасе напротив кладбища, на улице Фрудаево. Мы пришли в одиннадцать часов. Он открыл дверь в сине-белом полосатом купальном халате и в котелке. Он заставил нас заглянуть в каждую из множества комнат, которые были обставлены так, чтобы служить фоном для его натюрмортов и портретов. Повсюду мы увидели рисунки, холсты, горы книг на столах и стульях.Полы были усеяны испачканными краской тряпками, окурками и газетами. на большом мольберте ─ большое, мощное, с таинственными образами полотно. Из страха попасть впросак, никто не рискнул спросить, что это. Мы стояли, оцепенев в постенном молчании. В конце концов, Волошин, не в силах сдержать свое поэтическое любопытство, спросил, что выражает эта картина.
─ Да ничего, знаете ли, ─ улыбаясь сказал Пикассо, ─ между нами, так ─ куча дерьма. Для идиотов.
─ Ну, спасибо, ─ сказали Волошин и Эренбург.
……
Был Пикассо искренен? В тот день он был не очень общительным. Возможно, судя по его поразительному наряду, наш визит помешал ему принять ванну. Но он проводил нас до двери как нельзя любезнее. Позднее, когда мы были уже хорошо знакомы, он полушутя пригласил меня прийти и принять ванну в его доме: «Только предупредите меня заранее, потому что ванная всегда грязная».
Маревна. «Моя жизнь с художниками «Улья»»
  • Current Music
    Canned Heat "The New Age"