June 6th, 2005

Смотрел интервью Солженицына по "России".

Смотрел Солженицына по телевизору. Давно уже Исаич не выступал с общественным словом ─ не знаю, отчего сейчас согласился? Или о нем просто не вспоминали наши СМИ все эти годы?
Солженицын постарел. Солженицын говорит приблизительно то же самое, что и по возвращению в Россию. За прошедшее время не оттоптался на Солженицыне только ленивый. Все вокруг так хорошо знали, что вокруг происходит и как надо поступать, и что является правильным путем и истинными ценностями, что оглядываться на старика, да еще какого-то там писателя, да еще такого не по модному важного, требующего внимания к своим словам, а не понимающего, что время его прошло, осталось где-то там, позади, в дремучем и обрушенном теперь совке ─ было как будто нелепо, смешно даже. А я только удивлялся ─ что-то экспертов и знатоков полно кругом, почему же при этом такая жопа. А с другой стороны, куда ни погляди ─ все происходит (или не происходит) именно так, как сказал устаревший Исаич. Сегодня слушаю его и готов подписаться под каждым словом. Особенно готов ─ на фоне невообразимого бреда, который несут со всех сторон порой действительно неплохо упакованные интеллектуально упакованные персонажи, которых теперь называют «социокультурные мыслители». Их-то роль для меня туманна. Я предпочитаю послушать либо реальных бизнесменов где-нибудь на РБК, либо уж вот ─ Солженицына. У меня его право на высказывание, во всяком случае, не оставляет сомнений.
То есть, конечно, есть нестыковка. Большая. Она в том, что Исаич высказывается в таком модусе, как будто говорит людям, заинтересованным в социуме, в «правильном», «не по лжи» построении своего личного и общественного бытия, способным ─ и, главное, стремящимся жить своей волей, своим умом, воспринимать разумные доводы, а главное ─ имеющим хотя бы интуитивное представление о благе. А не толпе рабов, не имеющих, в сущности, никакой сущностной заботы даже о собственной жизни, движимых кто неумеряемой жадностью и стремлением к хоть какой власти, кто ─ просто инстинктом самосохранения, заблудившихся ─ своей ли волей, или потому что вокруг уже все так устроено, не вырвешься ─ в зеркалах каких-то бесконечных пустых симуляций. В этом смысле да, Солженицын, конечно, устарел. Как оказался бы устаревшим любой, кто пытался бы говорить о жизни и благе в сером и безысходном царстве мертвых.
Очень смеялись, помню, над как бы самонадеянностью солженицынской статьи «Как нам обустроить Россию». Сами, значит, с усами, сами как-нибудь разберемся, без старика, возмонившего себя пророком. Разобрались, блядь, обустроили. Бандит, продажный чинуша, хитрый комсомолец да гэбэшник, вовремя присосавшиеся к трубе, и еще телевизионный пидор теперь на моей земле хозяева. С той Россией, о которой говорил и говорит Солженицын, я бы согласился переживать вместе и беды и победы. С нынешней Россией я не хочу вместе переживать ничего. Жаль ─ придется.

Погиб Борис Вахнюк.

Погиб Борис Вахнюк -- давний бард, не могу его назвать иначе, как "архетипическим". Мы когда-то были с ним знакомы, по Барзовке, но тому уже больше десяти лет. Его сбил на пешеходном переходе какой-то пидорас.С Борисом было две девочки ( вдруг понял, что не знаю даже -- дочки, внучки?) Одна погибла там же, на месте, другая в коме. Такие дела.

Продолжаю изучать фэн-шуй.

Обнаружил, что направление, в котором ориентирована моя кровать последние тринадцать лет, определяется для меня, как "направление тотального краха".
А я-то все недоумевал -- отчего такая жопа?