February 5th, 2005

автра концерт Дэвида Мюррея и Хамида Дрейка в "ДОМе"

 

           

                                              

            ДЖАЗОВЫЕ АВАНГАРДИСТЫ ДЭВИД МЮРРЕЙ И ХАМИД ДРЕЙК  В МОСКВЕ.           

 

            Звезды «музыки не для всех» на клубной сцене ─ именно такие визиты делают из Москвы культурную столицу мирового уровня.

 

 

            6 февраля в культурном центре «ДОМ» (http://www.dom.com.ru/) играют вдвоем тенор-саксофонист Дэвид Мюррей (http://members.tripod.com/go54321/dm/davidmurray.html#news) и барабанщик Хамид Дрейк (http://www.hamiddrake.com/). Оба они ─ и прежде всего Мюррей ─ из наиболее заметных людей в современном джазовом авангарде и вообще на том крыле современной музыки, которое сохраняет корневую связь с импровизационным джазом. Звезды «музыки не для всех». Визиты действительно именитых джазменов в Россию случаются не чаще нескольких раз в году (это очень мало по сравнению даже с восточноевропейскими столицами) и обыкновенно это бывают достаточно мейнстримовые исполнители или музыканты, работающие на стыке джаза с другими популярными жанрами. Концерты авангардистов проходят тихо, без рекламы, и собирают небольшое число продвинутой публики. Но Дэвид Мюррей─ как раз тот человек, который, предложив собственный синкретический стиль, сумел пробить стену между герметическим авангардом и «нормальным» джазом, втиснул беспредельную ширь авангардной атональной импровизации в достаточно традиционные джазовые рамки, и тем сделал ее привлекательной для широкого слушателя. Посещение Москвы Мюрреем станет, конечно, заметным событием для тех, кого действительно интересует современная музыка, а не только ее отражение на голубых небесах телеэкрана.

            Мюррей и Дрейк ─ музыканты одного поколения, их творческое становление происходило в конце семидесятых. Это был период, когда джазу, казалось, наступал конец; единственным связанным с джазом музыкальным стилем, который как-то еще присутствовал в сознании американской публики, был коммерческий джаз-рок. Джазовые новаторы предшествующего десятилетия по большей части перебрались в Европу, где к музыке относились не так потребительски, но и не существовало еще специфического джазового воздуха, питательной среды, которая. по признанию американских джазменов, им всегда жизненно необходима. И только небольшое число  самых оппозиционных сложившемуся положению вещей, эстетически радикально настроенных музыкантов продолжали исполнять в Америке, для весьма узкого круга, где-то на чердаках и в помещениях старых фабрик, акустический свободный джаз. Это был настоящий андерграунд, может быть, самая альтернативная музыка, какая вообще тогда существовала. Во многом благодаря тем временам, free-джаз, свободная импровизация, не скованная никакими формальными рамками вроде лада или тональности ─ все это теперь часто называют «креативной музыкой» ─ до сих пор ( в целом уже пятьдесят лет) сохраняет революционную ауру.

            Как обычно и бывает в революционных направлениях, здесь ценились экстремальность звучания, вздрюченность интонации, экспрессивность жеста ─ и это, порой, подменяло содержательность музыкального высказывания, а ведь речь все-таки о джазе, не о панк-роке.  Ранним работам Мюррея такая крикливость свойственна в полной мере. Однако постепенно в нем развивалась тяга к джазовому компонированию. Мюррей стал ценить более упорядоченную музыкальную ткань, звучание составов нестандартного формата вроде квартета саксофонов (довольно знаменитый World Saxophone Quartet (http://www.justin-time.com/authors/worldsaxophonequartet/)  ) или подобного ему, также игравшего без ритм-секции, квартета кларнетов, где Мюррей отвечает за бас-кларнет. Наконец, Мюррей находит формулу успеха, и альбомы его начинают выходить лавиной на самых разных рекорд-лейблах (общее количество записанных Мюрреем дисков неисчислимо, и это не преувеличение, поскольку он много записывался и для некоммерческих компаний, не имеющих налаженной сети распространения). Теперь, хотя общая авангардная атмосфера и сохранилась, и его звучание, и музыкальный материал все-таки совершили ощутимый дрейф в сторону мейнстрима. Недавний радикал, Мюррей теперь часто обращается ─ главным образом на альбомах, выпущенных в Японии ─ к джазовым стандартам, «вечнозеленым» темам. Его пространные импровизации в таких вещах порой выглядят как учебник джазовой истории: Мюррей начинает как полнозвучный тенорист конца тридцатых, потом постепенно как бы вспоминает, что уже существует би-боп, дальше, дальше ─ и заканчивает экспрессивной атональностью авангарда (но в умеренных дозах, чтобы не утомить слушателя). Конструкция, может быть, и схематичная, но сильный, глубокий тон и властная фразировка берут свое ─ исполнении Мюррея всегда производит впечатление. Стоит еще упомянуть Дэвида  Мюррея как организатора всяких интересных проектов, вот сейчас у него в работе забавный и имеющий к нам касательство: инсценированная биография Пушкина с участием чернокожих поп-вокалистов и актеров, которые будут читать стихи Пушкина по-русски. Приятно, что ни говорите.

            Что касается Хамида Дрейка ─ он сегодня один из наиболее востребованных барабанщиков в авангардном джазе, однако ни на авангарде, ни на джазе вообще не замыкается, а играет с разными людьми и регги, и карибскую музыку, и латиноамериканскую, участвует в разных этнокультурных проектах, отлично ориентируется  в африканских и индийских ритмических структурах. Кстати, в Москве он однажды уже выступал – вместе с тувинской певицей Саинхо Намчылак.

            И Дрейк, и Мюррей, какую бы музыку ни доводилось им исполнять, джазу своей юности, свободному джазу, остаются преданы и то и дело возвращаются попастись на его ниве. Дуэтом из саксофона и барабанов они вряд ли станут играть джазовые стандарты, так что ждет нас на концерте в «ДОМе», скорее всего, именно свободная импровизация, своего рода звуковой театр, музыка не самая легкая для восприятия, в которой  исполнителю не за что спрятаться, в которой, как нигде, все зависит не столько от мастерства и технических умений, сколько от личности музыканта.

                                                                                              Михаил Бутов.

 

 

            Еще можно дать следующие ссылки:

 

http://www.wnur.org/jazz/artists/murray.david/  -- интервью, биография и пр. Д. Мюррея.

 

http://www.ejn.it/mus/murray.htm ─ тоже краткая биография Мюррея и т.д.

 

 

http://recordings.ru/ - скачать в Mp3 некоторые записи  Мюррея и Дрейка можно здесь, но зарегистрировавшись и за деньги.

 

http://www.restructures.net/Drake/Hamid_disco_home.htm ─ подробная дискография Хамида Дрейка.

 

http://www.alovesuprememusic.com/HamidDrake.html – множество Линков на ресурсы с интервью Дрейка и т.д.

 

 

 

 

 

 

           

                                              

            ДЖАЗОВЫЕ АВАНГАРДИСТЫ ДЭВИД МЮРРЕЙ И ХАМИД ДРЕЙК

                                                            В МОСКВЕ.           

 

            Звезды «музыки не для всех» на клубной сцене ─ именно такие визиты делают из Москвы культурную столицу мирового уровня.

 

 

            6 февраля в культурном центре «ДОМ» (http://www.dom.com.ru/) играют вдвоем тенор-саксофонист Дэвид Мюррей (http://members.tripod.com/go54321/dm/davidmurray.html#news) и барабанщик Хамид Дрейк (http://www.hamiddrake.com/). Оба они ─ и прежде всего Мюррей ─ из наиболее заметных людей в современном джазовом авангарде и вообще на том крыле современной музыки, которое сохраняет корневую связь с импровизационным джазом. Звезды «музыки не для всех». Визиты действительно именитых джазменов в Россию случаются не чаще нескольких раз в году (это очень мало по сравнению даже с восточноевропейскими столицами) и обыкновенно это бывают достаточно мейнстримовые исполнители или музыканты, работающие на стыке джаза с другими популярными жанрами. Концерты авангардистов проходят тихо, без рекламы, и собирают небольшое число продвинутой публики. Но Дэвид Мюррей─ как раз тот человек, который, предложив собственный синкретический стиль, сумел пробить стену между герметическим авангардом и «нормальным» джазом, втиснул беспредельную ширь авангардной атональной импровизации в достаточно традиционные джазовые рамки, и тем сделал ее привлекательной для широкого слушателя. Посещение Москвы Мюрреем станет, конечно, заметным событием для тех, кого действительно интересует современная музыка, а не только ее отражение на голубых небесах телеэкрана.

            Мюррей и Дрейк ─ музыканты одного поколения, их творческое становление происходило в конце семидесятых. Это был период, когда джазу, казалось, наступал конец; единственным связанным с джазом музыкальным стилем, который как-то еще присутствовал в сознании американской публики, был коммерческий джаз-рок. Джазовые новаторы предшествующего десятилетия по большей части перебрались в Европу, где к музыке относились не так потребительски, но и не существовало еще специфического джазового воздуха, питательной среды, которая. по признанию американских джазменов, им всегда жизненно необходима. И только небольшое число  самых оппозиционных сложившемуся положению вещей, эстетически радикально настроенных музыкантов продолжали исполнять в Америке, для весьма узкого круга, где-то на чердаках и в помещениях старых фабрик, акустический свободный джаз. Это был настоящий андерграунд, может быть, самая альтернативная музыка, какая вообще тогда существовала. Во многом благодаря тем временам, free-джаз, свободная импровизация, не скованная никакими формальными рамками вроде лада или тональности ─ все это теперь часто называют «креативной музыкой» ─ до сих пор ( в целом уже пятьдесят лет) сохраняет революционную ауру.

            Как обычно и бывает в революционных направлениях, здесь ценились экстремальность звучания, вздрюченность интонации, экспрессивность жеста ─ и это, порой, подменяло содержательность музыкального высказывания, а ведь речь все-таки о джазе, не о панк-роке.  Ранним работам Мюррея такая крикливость свойственна в полной мере. Однако постепенно в нем развивалась тяга к джазовому компонированию. Мюррей стал ценить более упорядоченную музыкальную ткань, звучание составов нестандартного формата вроде квартета саксофонов (довольно знаменитый World Saxophone Quartet (http://www.justin-time.com/authors/worldsaxophonequartet/)  ) или подобного ему, также игравшего без ритм-секции, квартета кларнетов, где Мюррей отвечает за бас-кларнет. Наконец, Мюррей находит формулу успеха, и альбомы его начинают выходить лавиной на самых разных рекорд-лейблах (общее количество записанных Мюрреем дисков неисчислимо, и это не преувеличение, поскольку он много записывался и для некоммерческих компаний, не имеющих налаженной сети распространения). Теперь, хотя общая авангардная атмосфера и сохранилась, и его звучание, и музыкальный материал все-таки совершили ощутимый дрейф в сторону мейнстрима. Недавний радикал, Мюррей теперь часто обращается ─ главным образом на альбомах, выпущенных в Японии ─ к джазовым стандартам, «вечнозеленым» темам. Его пространные импровизации в таких вещах порой выглядят как учебник джазовой истории: Мюррей начинает как полнозвучный тенорист конца тридцатых, потом постепенно как бы вспоминает, что уже существует би-боп, дальше, дальше ─ и заканчивает экспрессивной атональностью авангарда (но в умеренных дозах, чтобы не утомить слушателя). Конструкция, может быть, и схематичная, но сильный, глубокий тон и властная фразировка берут свое ─ исполнении Мюррея всегда производит впечатление. Стоит еще упомянуть Дэвида  Мюррея как организатора всяких интересных проектов, вот сейчас у него в работе забавный и имеющий к нам касательство: инсценированная биография Пушкина с участием чернокожих поп-вокалистов и актеров, которые будут читать стихи Пушкина по-русски. Приятно, что ни говорите.

            Что касается Хамида Дрейка ─ он сегодня один из наиболее востребованных барабанщиков в авангардном джазе, однако ни на авангарде, ни на джазе вообще не замыкается, а играет с разными людьми и регги, и карибскую музыку, и латиноамериканскую, участвует в разных этнокультурных проектах, отлично ориентируется  в африканских и индийских ритмических структурах. Кстати, в Москве он однажды уже выступал – вместе с тувинской певицей Саинхо Намчылак.

            И Дрейк, и Мюррей, какую бы музыку ни доводилось им исполнять, джазу своей юности, свободному джазу, остаются преданы и то и дело возвращаются попастись на его ниве. Дуэтом из саксофона и барабанов они вряд ли станут играть джазовые стандарты, так что ждет нас на концерте в «ДОМе», скорее всего, именно свободная импровизация, своего рода звуковой театр, музыка не самая легкая для восприятия, в которой  исполнителю не за что спрятаться, в которой, как нигде, все зависит не столько от мастерства и технических умений, сколько от личности музыканта.

                                                                                              Михаил Бутов.

 

 

            Еще можно дать следующие ссылки:

 

http://www.wnur.org/jazz/artists/murray.david/  -- интервью, биография и пр. Д. Мюррея.

 

http://www.ejn.it/mus/murray.htm ─ тоже краткая биография Мюррея и т.д.

 

 

http://recordings.ru/ - скачать в Mp3 некоторые записи  Мюррея и Дрейка можно здесь, но зарегистрировавшись и за деньги.

 

http://www.restructures.net/Drake/Hamid_disco_home.htm ─ подробная дискография Хамида Дрейка.

 

http://www.alovesuprememusic.com/HamidDrake.html – множество Линков на ресурсы с интервью Дрейка и т.д.

 

 

 

 

 

  • Current Music
    Ron Carter Trio "So what"

Завтра - концерт Дэвида Мюррея и Хамида Дрейка.

Как-то криво встал мой нижеследующий анонс. Я писал его для одного планируемого новостного портала -- а портал так и не открылся. Кстати, объясните, кто-нибудь, в двух словах, как вставлять картинки в сообщения. Я ковырялся-ковырялся -- так и не понял.
  • Current Music
    Ron Carter Trio "So what"

"Ночной дозор"

По настоянию 10-летнего сына Никиты взял в видеопрокате нашумевший отечественный фильм «Ночной дозор». Ну, я, конечно, предполагал, что будет плохо ─ но что будет ТАК плохо… То есть, дело даже не в том, что фильм плох запредельно и абсолютно по всем параметрам, зацепиться не за что ─ убогий сценарий, убогие спецэффекты, тошнотворный многозначительный ритм, дурная съемка. Мало ли, в конце концов, было снято плохих и совсем плохих фильмов. Дело в том, что эта дерьмовая и ленивая поделка, с модными актерами, в глазах у которых застыла единственная мысль ─ когда же мне заплатят мои бабки? (особенно Гоша Куценко тут отличился), с абсолютно беспомощной, зато эдакой самовлюбленной режиссурой ─ на полном серьезе подавалась как чуть ли не самое значительное национальное культурное достижение, хотя достойно проходить, если уж вообще обращать на него внимание, разве что по разряду очередного мелкого российского позора.
Книжку, кстати, с подачи сына, я тоже прочел ─ ну, до половины, поскольку сюжет там предсказуем, а сами по себе маги-вампиры, да еще с долгими моральными переживаниями, меня как-то не очень интересуют. Книжка, конечно, получше будет, на своем уровне она вполне даже увлекательная. Но вот что любопытно. Ведь вроде бы сценарий для фильма сочинял сам Лукьяненко, в соавторстве с режиссером. Почему же тогда старательно отброшено абсолютно все, что в книге было действительно увлекательно и вкусно ─ все цепляющие детали, мелочи, обстоятельства? Если бы артисты не засыпали в кадре и говорили чуть-чуть побыстрее, пускай и в ущерб пустой многозначительности, в два часа экранного времени можно было бы еще много чего вместить. Видимо, продвинутым отечественным кинематографистам известен некий специфический закон, по которому в нашей стране добиваются зрительского и коммерческого успеха, правило типа: чем хуже ─ тем лучше.
  • Current Music
    Faust "71 minutes of Faust" 1975