January 13th, 2005

Комитеты солдатских матерей.

Набрал в искалке «Яндекса» «отмена воинской повинности». Думал, буду читать много и долго. Дудки. Все, глухо, тема закрыта. Единственные, кто как-то еще шевелится: многострадальные комитеты солдатских матерей. Тех самых матерей, которых один мордатый молодой политический телеобозреватель ─ слышал сам ─ ничтоже сумняшеся объявил «сумасшедшими тетками». Оказывается, только сумасшедшие тетки и составляют сегодня какую-никакую действенную общественную силу, пытающуюся противостоять сложившемуся и выгодному нашему «политическому классу» положению вещей. Правильно, куда им деваться, движимым горем и страхом? Слушать откровения министра Иванова о том, что солдаты убивают себя или без всякой надежды бегут из части исключительно потому, что получают плохие письма от оставшихся дома подруг?
Чем объяснить эту вялость общества? Ведь речь идет о будущем каждого из нас, о будущем наших детей. Есть какая-то дурная парализующая традиция в России ─ государство предлагает нам оценивать его действия, встав на позиции государственных интересов. То есть, как бы предполагается, что интересы государства и населения в чем-то совпадают. Либо ─ что государство ну такая уж вся насквозь харизматичная вещь, и его интересы заведомо выше, ценнее, важнее любых индивидуальных и общественных интересов. И то и другое – ложь. Несмотря на все публичные заявления президента, на деле сегодняшнее российское государство, всеми средствами (как показывают последние реформы), стремящееся скинуть с себя бремя социальной политики и какой бы то ни было заботы о будущем нации (чего стоят хотя бы обсуждаемые перемены в области здравоохранения и образования) ориентировано исключительно на обслуживание интересов все того же «политического класса». Само возникновение этого циничного термина уже показательно. Это их дети ─ по плану ─ будут получать нормальное современное медобслуживание, учиться в престижных учебных заведениях, занимать высокооплачиваемые бюрократические посты – и решать нашу судьбу. А потом дети их детей. И так до скончания веков. И со стороны ─ в условиях полного отсутствия общественных движений, способных выдвигать своих лидеров ─ в этот «политический класс», составленный из политиков, госчиновников и подлизывающих у власти бизнесменов, наживающихся от продажи национального природного достояния ─ уже не пролезешь, нет окошек. А наши дети ─ безо всяких там отсрочек и послаблений для талантливых балалаечников ─ будут их обслуживать, тянуть уголовно-армейскую рекрутчину, а кому очень повезет ─ доучатся до бакалавра и смогут занять пост агента по продажам. Вот такие вот перспективы ─ при линейном, конечно, прогнозировании.
Какое-то время была надежда: что армия, построенная по призывному принципу, все-таки окончательно развалится ─ и это вынудит власти к действительно решительным шагам. Ну и какими оказались шаги? Вот-вот снимут отсрочки со студентов. Предполагаемые реформы армии почему-то начинаются опять от печки – с ужесточения призыва. Уже никто, по-моему, здравомыслящий, кроме расплодившихся как тараканы генералов, не верит, что в этом есть хоть какой-нибудь позитивный и рациональный смысл. Армия, давным-давно превратившаяся в довлеющую себе машину унижений, издевательств и подавления человеческой личности, просто как молох заглатывает в себя новую живую материю. Никаких положительных изменений в ее боеспособности с очевидность не ожидается. начинаешь подозревать, что они, в общем-то, и не нужны. Что нынешняя российская армия, которая вряд ли лучше нынешней российской тюрьмы, выполняет именно ту задачу, которую и имеет в виду власть.
Я в солдатских матерях вижу простое и человеческое. Дело-то не в том, что они стремятся любой ценой защитить своих детей, и не способны, не желают научить их подняться над собой во имя какой-то высшей цели. Они просто не хотят приносить своих сыновей в жертву пустоте и большому государственному сосалу, которое в своих интересах одинаково готово заглотить что наши деньги, что наше будущее, что наши жизни. Немудрено, что у государственников они вызывают редкую ненависть ─ откровенные бандиты, как правило, такой не вызывают. Настораживают попытки комитетов солдатских матерей организоваться в качестве политической силы ─ в нынешней ситуации их просто затрут, и на этом все кончится (недаром, они признаются, что крайне недовольны опытом какого-то объединения с политиками из «Яблока» или СПС ─ те тут же начинают использовать «сумасшедших теток» в собственных интересах, отодвинув на задний план то, что жизненно важно для них). Гражданское неповиновение ─ чем, в сущности, и является их нынешняя деятельность ─куда важнее сегодня, чем политические дебаты, о которых заранее ясно, в чью пользу они разрешатся. Или чем откровенное политическое бунтарство. Так хоть кого-то им удается спасти. И следует быть им за это благодарными.