January 3rd, 2005

Бертран Рассел и Платон.

 

«История западной философии» Бертрана Рассела пока что радует меня более всех иных когда-либо прочитанных сочинений такого рода. Рассел предлагает не обожествлять философов, но и не шельмовать ─ а отмечать у каждого то ценное, что действительно ценно, и откровенный мусор, если это действительно мусор. Честно говоря, в лице Рассела впервые встречаю философа, который так откровенно нарушает «корпоративную этику» и прямо заявляет, что даже у самых великих значительная, а то и большая часть текста бывает чушью несусветной. Сам я подозревал это все годы, пока читал философскую литературу, да списывал на счет собственной убогости. Попадись мне «История» Рассела в руки раньше, я бы, возможно, не заполучил многих комплексов, которые сам имею. Вот, например, философ Лосев так загрузил некогда Платоном, что я не мог себе разрешить, подобно Бертрану Расселу, объявить, что рассуждения типа «Если B меньше С, но больше А, то оно одновременно является и большим и меньшим, что невозможно» не стоят выеденного яйца. То есть, всегда, конечно, можно сказать, что Платон здесь как бы пытается ─ и первым пытается ─ построить на  естественном языке философский, испытывает этот философский язык на прогиб и т.п. Но кому, как не логику Расселу, быть бы  чутким к такого рода работе.  А он отчего-то отнюдь не восторге от этих упражнений.