Очередной вопрос знатокам джаза

В чем, по-вашему, значение квинтета Дэвиса 50-х годов (престижевского, с Колтрейном)? То есть, известно всем, что это мегакрутой состав, вписанный в джазовую историю, туда-сюда. А вот что они сделали такого, чего прежде никто не делал - как бы вы могли это сформулировать?

Альбом "Истинный север" перезалит на рутрекер и вновь широко доступен в mp3 и losless



http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4867454
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4867493

Он же на Soundcloud:
https://soundcloud.com/fnord-true-north

Там же - сингл проекта Beckett "Palmira"
https://soundcloud.com/beckett-959407963/palmira

И наконец - ролик beckett vs vladimir smolyar - beckett improvisation 3
https://www.youtube.com/watch?v=FxYe38n1Ljw

Опять вопрос к знатокам джаза

Какие джазовые записи (любого периода) вы считаете веховыми в истории джаза?
Подчеркну - не обязательно самыми гениальными, а именно веховыми. То есть, в них впервые что-то важное возникает, либо они вдруг ярко проявляют какие-то уже произошедшие изменения в стиле, мысли, технике, впервые появляются новые инструменты - ну и так далее. Ну вот примеры - Crazy Blues 20-го года Mammie Smith - первая блюзовая запись, или там Four Brothers Хермана - с новым типом оркестровой аранжировки, которая до сих пор вполне актуальна. Ответ интересен именно с объяснением - почему, что там происходит.

Дагестан

С 23-го были на книжной ярмарке в Махачкале. . Держались более группой с Крючковым, главным редактором «Октября» Ириной Барметовой, Владимиром Новиковым, Александром Снегиревым, Алисой Ганиевой и детской писательницей Настей Строкиной. От прочих приезжих, многих чудовищных, как-то естественно оставались в стороне. А дагестанские писатели нами не особо интересовались. Организация была так себе, с едой за собдственный счет, и практически, за вычетом времени выступлений, мы были предоставлены сами себе, а податься в Махачкале особо некуда. Город откровенно некрасивый, тяжелый, во многом сплошь состоящий из кварталов, напоминающих о наших строительных рынках, но сюда же замешаны еще и жилые строения, в основном примитивные, хаотично выстроенные, работу архитектора (даже самую базовую) тут явно считают лишней. Однако отдельные местечки в городе есть, и я обнаружил такое, где, наверное, не отказался провести большую часть оставшегося мне времени. На расположенной прямо над прибоем Каспийского моря веранде кафе «Джага», за угловым столиком – мы несколько раз туда возвращались, обедали, пили водку и пиво.
В Махачкале все время ветер, но он был теплый и не бил, а дул ровно. Алиса Ганиева сказала, что штиль бывает редко, едва несколько дней в году.
Без ветра, в помещениях, было жарко и мучительно душно.
Люди в Дагестане, даже если имеют устрашающий вид (мужчины), как правило вежливы и доброжелательны, даже подростки. Женщины мягкие, совсем без хамства. С официантками приятно общаться. Вообще молодые люди выглядят как-то целомудреннее, чем здесь, особенно девушки, смотреть на них приятно (речь, конечно, о тех, кто в европейской одежде, на женщин в традиционной исламской одежде смотреть тоже приятно, но иначе). Мужчины традиционную одежду в городе не носят.
В Махачкале полно интеллигенции высокого советского еще качества. Алиса Ганиева пригласила нас на свой день рождения, мы познакомились с ее прекрасной мамой, родственницей и соседями (это академический жилой дом, который строили лет тридцать, и он превратился в развалину едва ли не раньше, чем его довели до конца – жутковатые лестницы, открытые двери в шахту лифта. Впрочем, вроде бы и заселили его в конце концов самовольно, так что это своего рода сквот – только для немолодых интеллигентов.
Познакомился еще с красивой женщиной по имени Изумруд. Когда она его назвала, даже не сразу поверил, что такое возможно. Она говорит: у нас и Бриллианты есть. Бриллиант, может быть и чересчур, но Изумруд – имя мне кажется вполне естественным и красивым.
Дагестан насквозь пропитан исламом. За пределами Махачкалы молельная комната – на каждой заправке, в каждом кафе. Разумеется, далеко не все мусульмане радикалы. Может быть, в горах их и больше уже, чем обычных, мирных – но здесь нет. Возникают они подобно переродившимся раковым клеткам. На выступлении Крючкова две девочки из техникума в хиджабах, натянутых на подбородок. Еще весной – говорит преподавательница, которая их привела, были обычные девчонки, веселые, как все. Теперь – вот. При этом им хочется оставаться прежними, но что-то заставляет вот так меняться – семья, окружение. Они, конечно, еще не радикалки, но именно на таких, как они, направлена вся радикальная исламская пропаганда.
«Они вообще никого не любят, - говорил Крючкову, когда он отправился поздно вечером за виски и попал в какие-то дорогие и опасные ночные клубы только «для своих», - возивший его водитель, «мирный» мусульманин. – Очень злые. Вообще в Махачкале много плохих, страшных людей, не только ваххабиты. Нужно мужество, чтобы здесь жить».
Но я сам, слава Богу, страшных людей не видел. И ваххабитов откровенных тоже не встречал.
Деваться светским или мирным исламским дагестанцам без России (причем, как ни прискорбно, именно России путинского типа) некуда. Все понимают, что волна исламского радикализма захлестнет Дагестан едва лишь Россия покажет свою неготовность силой контролировать (хотя бы в общем) регион. Так что есть основания повсюду развешивать портреты Путина – и их тут немало.
Ездили также в Дербент, видели очень плохо, в демонстративно новодельном духе отреставрированную старинную крепость (одновременно с нам был в ней миллион дагестанских детей – видно, по какой-то причине именно в это осеннее воскресенье всех их сюда везут). Дербентская стена – между прочим, единственный памятник древнеперсидского фортификационного строительства, возведена была еще при Сасанидах – вообще подвергается вмешательствам любого рода, в нее прямо встраиваются не то хозяйственные, не то жилые помещения. Крепость Нарын-Кала попросту выстроена заново, «для красоты» – в той же манере, как и наша Новая Ладога. В крепости срыли культурный слой, положили рулонные газоны, а после юбилея города и газоны эти смотали да увезли. В целом, типичный российско-восточный начальнический стилек. Джума-мечеть производит впечатление. Старейшая мечеть чуть ли не на всем постсоветском пространстве (733 год!), одна из самых древних в мире. Покосившиеся колонны. Я бы посидел там на столетних коврах, но пора было идти.
Национальная еда в Дагестане довольно варварская (без обид). Халал представляет собой вареную без особых изысков баранину, которую подают вместе с разного типа пампушками из муки или гороха, которые не выпечены, а сварены, видимо, там же, в бульоне. Еда эта вполне и сейчас популярна, мы ходили в «нетуристское» заведение, где именно халал в основном и подают. Хозяин, Абдул, был очень впечатлен (и удивлен), что к нему пришли люди, которые говорят о Высоцком и Маяковском. На прощание сказал мне: «Есть две нации – хорошая и плохая».
Еще тут любят пироги «чуду» с разной начинкой, но я по пирогам не очень, так что только немного пробовал.
А вот всякая сладкая выпечка (тоже, понятно, едва распробовал) действительно вкусная, правильная какая-то, в отличие от того, что обычно предлагают повсюду, мера сладости там очень правильно выбрана. Особенно понравилась такая штука вроде чак-чака с семенами конопли.
За час до отъезда обнаружил, что прямо во дворе отеля, где можно заказать себе кружку отличного пива за 50 рублей, растет гранат – и плоды висят, почти уже дозревшие. Никогда прежде не видел.
Как и тракторных прицепов, доверху груженых виноградом.

А вот кстати вопрос джазовым знатокам.

Тут в журнале "Полный джаз" один русско-американский обозреватель написал, как о чем-то само собой разумеющемся, что Дэвис все свои модальные идеи подслушал у ансамбля Джеки Маклина периода 50-го - 59-го годов. Я, признаться, эту версию слышу впервые. Сам Дэвис писал, что вообще это все пошло от его впечатлений от какого-то африканского ансамбля, что-то пришло, видимо, и через Эванса из книги Джорджа Рассела про "Лидийская хроматическая концепция тональной организации" А что конкретно можно послушать у Маклина, что могло бы подтвердить это суждение? А то вообще записей-то у него заэто время немало.

Музыкальные впечатления

Все же знаменитый Drumming Стива Райха - довольно утомительное для восприятия сочинение. Я правда слушаю старую запись 1974 года (вторую), где еще впоследствии политически убиенный Карнелиус Кардю участвует в ансамбле.
Надо бы сравнить с более популярной записью 1987-го - по какой всем это сочинение в основном и известно. Сделал он там шаги навстречу потребительским вкусам?

Колхоз "Исход"

Ездил в Западнодвинский район тверской губернии.В такое место - там даже железная дорога есть. Только поезд по ней ходит один раз в неделю. Два вагона.
Больше всего мне там понравилась птицеферма. Вот, казалдось бы, когда утка лежит в магазине, задрав ноги, совершенно все равно, как она выглядела при жизни. А между тем люди развели какую-то кучу разнообразных видов - с такими хохолками, с сякими хохолками, тут тебе индоутки, тут какие-то гуси нечеловеческие... И, в общем-то, чистые-ухоженные. По-моему, хозяев просто прикалывают эти утки, а забой-бизнес тут дело десятое.
Еще в той же деревне маленький молокозавод - он, собственно, в одном помещении расположен - где делают сыр, творог и совершенно сногсшибательную сметану. Куда это все поставляют - непонятно, но можно приехать и заказать себе. скажем, блин сулугуни, а на следующий день забрать. Симпатичные молодые женщины числом три, которые там работают, влюбленно рассказывают о сыре и сметане.
Вокруг ходят кони необыкновенной красоты.
Невозможно понять, происходит это благодаря государству, либо же вопреки. Но более-менее постоянные жители считают, что все-таки вопреки.
День победы отмечали всюду, безх особой помпы и, как мне показалось, очень искренне - всюду самодеятельные концерты, какие-то уличные мероприятия, непохожие на митинги.
Очень мало пьяных, практически вовсе нет.
Еще видел плоды деятельности некоего московского небедного человека, потянувшегося. видно, на родину. В первый раз такое вижу. На месте (очень козырном) снесенного в пятидесятые монастыря в деревне Ордынок поставлена церковь в псковском духе - и новодел в ней распознаешь не сразу. И дом для себя сей неопомещик строит не в обычном коттеджном духе а воспроизводит усадебный каменный уже, кирпичный - одноэтажный дом XIX века. Пообщался с местным священником, было интересно. Он говорит - да вы тут дом покупайте у нас!
Короче, выглядит в глуши все вроде бы не так плохо. Однако ничего крупнее птицефермы и - маленького заводика - из того, что разрушилось и исчезло полтора-да десятка лет тому назад, лесопилки и т.д. - не возрождается и вряд ли когда возродится. Во многих населенных пунктах работы нет никакой, и живут там только пенсионеры - плюс все увеличивающийся московский слой, купивший дома (так себе дома), многие уже давно. При этом за совсем плохонький домик (но с печкой) здесь желают 100 тыс. рублей. Это совсем маленький домик.

Музычка

Как-то сам собой, из служебных соображений, образовался список того, что у меня дома находится в более-менее постоянной ротации. То есть, можно считать, что вот это сочинители-исполнители, которые в данный момент мне нравятся (или интересны в плане послушать, чего еще там будет). Но что-то уже завтра из этого списка может навсегда вылететь, или. наоборот, добавится, а что-то зависает в нем навсегда.

Steel Mill
Звуки Му
Red Sparowes
Titanic
Out Of Focus
Cassandra Wilson
Percy Howard
Alphonso Mouzon
Герман Лукьянов
Hidria Spacefolk
King Crimson
Katatonia
Piere Boulez
Vital Information
Harold Land
Helmut Lachenmann
Стравинский
Heroine In Your Veins
Neil Young
Skatalites
Peter Erskine
Neurosis
Faithless
Popol Vuh
Ringo Starr
Joan Armatrading
Philip Glass
Yes
Van Der Graaf Generator
Supermax
Mono
John Mayall
Mathieu Ruhlmann
Эдуард Артемьев (ранние сочинения )
Jana Winderen
Bob Dylan
Madness
Ray Brown – Superbass
Miles Davis
Loren Mazzakane Connors
Labradford
Return To Forever
Alain Bashung
The Stooges
Spontaneous Music Ensemble
Burnt Friedman
Ulver
ELO
Vijay Iyer
Oregon
Krzysztof Sadowski
Guru Guru
Сольники участников “Аквариума».
Eddie Prevost
Magma
Шостакович
Charlie Christian
Bryan Ferry
Pete Brown
Queen
Herbie Mann
Rudolf Dasek
Steve Reich
Gong
Thomas Luis De Victoria
Josef Skrzek
Peter Ullmann – Bass X3
Jon Anderson
Dave Pell
Down
Harry Partch
Lester Bowie
Ruins
Joe Zawinul
Loudness
Eva Cassidi
Brendan Perry
Simon-Garfunkel
Peter Brotzmann
Paal Nilssen-Love
Robert Wyatt
Phew
Attila Zoller
Lambert-Hendrix-Bovan
Muslimgause
Iron Butterfly
Genesis P-Orrige
Alessandro Scarlatti
Jarboe
Alan Licht
Sonic Youth
Patto
Blues Magoos
Jackie Mittoo
Philip Anselmo
Sigur Ros
Mahler
Oi Va Voi
Stick Men
Nero Di Marte
Roy Ayers
Борис Тищенко
MJQ
Steamhammer
Brian Eno
Xhol
Alio Die
Joe Morello
Battered Ornaments
G.-L. Phillips
Weather Report
Десятников
John McLaughlin
Cannonball Adderley
Bill Evans
De Groot
Physics
Dave Brubeck
Всякие птички ( с клювами и крыльями) – и еще паровозы.
Pavlov's Dog
Stone The Crows
Swedish Azz
Sky Architect
Jason Roebke
Piano Magic
Demis Roussos
Tiamat
Tool
AMM
Gonsalo Rubalcaba
Ragnarok
Thomas Arne
Supertramp
Graham Nash
Maddem Morten
Вопли Видоплясова
East Of Eden
Hendrix
UFO
Marc Ribot
Cecil Taylor
L’Appergiate
Diana Krall
Troggs
Philip Jaroussky
Ween
Joe Pass
Чекасин
Manfred Mann
Peter, Paul & Mary
Eric Clapton
Joan Baez
Nils Pedersen
Шютц
Charlie Parker

Письма этрусского путешественника

В Калуге, за вычетом Циолковского, которого мы пока как-то вынесли за скобки (да и недолюбливаю я этого мыслителя, хотя в радикализме ему не откажешь), стоит специально смотреть только две точки. Каменный мост-акведук и Собор Георгия Победоносца «за верхом». Ну, может, еще палаты Коробова. В соборе старая, скорее всего XVIII века роспись и прекрасные иконы в манере ( ну я так считаю) Оружейной палаты (причем Георгия-то по каким-то причинам как раз и нет в иконостасе, во всяком случае, я не нашел). Из созерцания росписи я вынес новое знание. Как известно, когда апостолов римские гонители стали энергично приколачивать к крестам, те, считая себя недостойными быть распятыми так же, как Иисус, просили, чтобы были в процедуру внесены некоторые изменения - в итоге распинали их на косом кресте, вниз головой и т.д. Так вот самым изобретательным оказался апостол Варфоломей – его распяли перевернутым, на косом кресте – и еще наискосок.
А так церквей, начиная с XVII века, полно, но почти все они существенной поздней перестройки – ну, как везде, и в советское время использовались под хозяйственные нужды – так что внутрь теперь – только если молиться, разглядывать там мало чего есть, разве что богатую современную роспись в Троицком соборе.
А вот просто погулять по старой Калуге, снабдив себя минимумом сведений, очень даже неплохо еще и до сих пор – инерция облика старого русского провинциального города сохраняется, кое-где следы большой истории – тут дом Гончаровых, тут жил после сдачи русским Шамиль. Правда у нас был дождь, местами и ливень с градом, так что курточку мою флисовую и штаны я постоянно на ходу старался отжать.
В Малоярославце стоит посетить Николаевский Черноостровский женский монастырь – удивительно красивый, ухоженный (причем без показной роскоши, как многие монастыри «первого ранга», а очень по-домашнему, для себя. Он расположен необычно, спускается террасами по склону холма.
Из прочих див, красот и чудес – офигенное сливочное масло фирмы «Большая перемена» ( в Москве вроде бы продают в магазинах только их молоко), а также Козельского и Обнинского заводов. Я масло люблю, и могу утверждать, что по крайней мере «Большая перемена» - штука выдающаяся.